Суррогатный секс как способ реабилитации

После разговора с Авдевичем. У многих людей с инвалидностью нет личной сексуальной жизни. Как в мире решают эту проблему?

Суррогатный секс как способ реабилитации
Мария Сысой

В недавнем интервью ИМЕНАМ один из самых активных колясочников в Беларуси Саша Авдевич сказал: «Я бы ввел социальную проституцию, 100%. Многие не занимаются сексом, потому что они не могут себя раскрепостить, прочувствовать».

Эти слова вызвали неоднозначную реакцию читателей — и возникла дискуссия, к которой мы бы хотели подключиться. Саша обозначил общемировую проблему людей с инвалидностью: у них существенно меньше шансов наладить личную жизнь.

Например, портал Disabled World приводит данные опроса, по которому до 50% взрослых с ограниченными возможностями не имеют никаких сексуальных отношений. В Беларуси живет более 500 тысяч взрослых с инвалидностью. У 88 с лишним тысяч — самая тяжелая, I группа.

В ряде стран проблему признают, и уже есть опыт работы с ней: от общих вещей вроде доступной среды до специализированных сайтов знакомств, сервисов и организаций. В других, как у нас, вопрос табуирован и даже не озвучивается. Давайте обсудим это открыто.

В чем проблема?

Она многогранна. У людей с инвалидностью действительно есть проблемы с построением личных отношений.

Данные британской благотворительной организации Royal Mencap Society, которая работает с людьми с ограниченными возможностями в обучении, подтверждают этот тезис: «Исследование 2005 года показало, что только 3% людей с нарушениями обучения жили как пара, по сравнению с 70% всего взрослого населения в Англии».

Люди с инвалидностью сталкиваются с непониманием и неприятием их потребностей обществом.

28-летняя Элли Брунер с мышечной дистрофией рассказывает The NY Times что это ее надежда — разрушить неправильное представление о том, что с людьми с инвалидностью следует обращаться как с детьми или несексуальными существами. «У меня такие же желания на будущее, как и у любой другой женщины моего возраста», — говорит девушка.

.«Вдруг у тебя такое ощущение, что ты просто смотришь». Саша Авдевич — откровенно о личной жизни человека в коляске

Люди, пережившие травму спинного мозга, часто не знают, как обращаться со своим телом. Например, Саша Авдевич в интервью откровенно рассказывает как меняется физиология после травмы и как это переживается психологически. У каждого человека с инвалидностью индивидуальный набор проблем и связанных с ними ограничений.

Люди с тяжелыми диагнозами могут быть физически не способны как-либо реализовать свое сексуальное желание. 35-летний Сергей Басалаев с тяжелой формой церебрального паралича делится с изданием Meduza своими мыслями: «Здоровые люди убеждены, что чем тяжелее болен человек, тем меньше ему нужен секс. Это не так. Это самый большой бред, который я слышал».

По его словам, именно люди с тяжелыми формами инвалидности «больше всех лезут на стену от отсутствия секса». Несмотря на то, что мужчина не может пошевелить и пальцем, его половые органы работают нормально. И проблема не только в том, что девушки не хотят секса с ним.

А в том, что такие люди, как он, даже самостоятельно не могут снять сексуальное напряжение с помощью мастурбации».

Какие решения придумали за рубежом?

Оговоримся сразу: вопросы, связанные с личной жизнью людей с инвалидностью, остаются дискуссионными и в тех странах, где есть определенные решения. В этой теме много этических и правовых аспектов.

 Статья 23  Конвенции о правах инвалидов говорит: «Государства-участники принимают эффективные и надлежащие меры для устранения дискриминации в отношении инвалидов во всех вопросах, касающихся брака, семьи, отцовства, материнства и личных отношений».

Александр Васюкович, ИМЕНА

США

В Соединенных Штатах с 1973 года существует IPSA — Международная ассоциация профессиональных суррогатных партнеров. Род деятельности организации — surrogate partner therapy, где задействованы самые разные сертифицированные специалисты.

Они работают, в том числе, и с людьми с инвалидностью.

Вот что суррогатные партнеры рассказывают о своей работе: «Я сразу говорю пациентам, что я только исследую вместе с ними их тело, чтобы подготовить их к будущим отношениям или к тому, чтобы получать сексуальное удовольствие самостоятельно».

Во время занятий суррогатный партнер и клиент полностью обнажены, хотя большая часть сеанса всегда посвящена общению.

Предварительно предупреждая о каждом действии и прикосновении, суррогатный партнер исследует чувствительность клиента; только на последних занятиях, если человек этого хочет, они занимаются сексом.

После каждого сеанса суррогатный партнер рассказывает о своих наблюдениях психотерапевту, который параллельно работает с клиентом, и они вместе продумывают дальнейший ход занятий.

Суррогатный партнер Марк Шатток добавляет, что женщины обращаются за помощью гораздо реже мужчин: «Женщины до сих пор все еще сильно подвержены влиянию своей семьи, они боятся, что домашние сочтут их вульгарными или озабоченными».

Александр Васюкович, ИМЕНА

Канада

С 2011 года здесь работает организация Sensual Solutions, чьей главной аудиторией являются «мужчины и женщины в возрасте от 19 лет, которые имеют физические проблемы, нарушения и хотят испытывать глубокую близость».

Джослин Нердал, клинический сексолог и интим-тренер (intimacy coach), которая сотрудничает с организацией, рассказывает американскому журналу Vice о своей работе: «Я предоставляю услуги по секс-образованию и реабилитационные услуги для людей с ограниченными возможностями. Я сравниваю это с паллиативной помощью. Разница между проституцией и тем, что я делаю, в том, что: 1) это связано с медицинской помощью 2) дело не только в получении денег».

Сегодня в Канаде такого рода сервис находится как бы в серой зоне, если говорить о законодательстве: «В канадских законах о проституции нет положений, касающихся услуг, которые стирают грань между реабилитацией и секс-работой», пишет Canadian Broadcasting Corporation.

Великобритания

В 2000 году в Британии появился специализированный сервис TLS Trust, который «предназначен для людей с ограниченными возможностями, и помогает легко найти безопасные сексуальные услуги. Миссия состоит в том, чтобы люди с инвалидностью могли пользоваться услугами, которые помогут им стать ближе к счастливым отношениям».

В Великобритании секс-услуги легальны.

Шарлотта Роуз, которая пришла в эту сферу в 1997 году, а теперь работает с людьми с инвалидностью, рассказывает, что научилась адаптировать самые разные методы сексуальной стимуляции для самых разных клиентов, в том числе с расстройствами интеллекта, нефункционирующими гениталиями или с функциональными ограничениями. «Взаимодействие с людьми с инвалидностью «дает нам, работникам секс-услуг, возможность изменить само отношение к людям с подобными проблемами, и вместо того чтобы сочувствовать или жалеть их, просто отнестись к ним как к обычным живым людям», — считает Роуз.

Британская правозащитница Клэр Де Тан комментирует противоречивый вопрос так: «Если каждый, кто участвует в акте сексуального выражения, является взрослым, действительно соглашается, может сообщить о согласии в той или иной форме, и это происходит в частном порядке, то это права этих людей».

Нидерланды и другие страны Западной Европы

В Нидерландах, где секс-услуги тоже легализованы, пошли еще дальше: там граждане с ограниченными возможностями получают государственные деньги для оплаты сексуальных услуг до 12 раз в год, пишет The Guardian. Подобное предложение два года назад высказала и немецкий политик Элизабет Шарфенберг.

В ЕС существует платформа EPSEAS: она объединяет организации, которые занимаются вопросом «сексуальная помощь взрослым людям с инвалидностью».

Россия

В соседней России сексуальные проблемы людей с инвалидностью сегодня в целом не проговариваются.

Издание Meduza приводит результаты общения с профильными организациями: «В пресс-службе общественной организации инвалидов «Перспектива» отказались рассказать «Медузе», обращаются ли к ним инвалиды с вопросами о сексуальной жизни и предлагают ли им в фонде какую-то помощь.

Глава управления общественных связей Всероссийского общества инвалидов Светлана Фуфаева попросила несколько дней на обдумывание ответа, а по телефону сообщила, что «у руководства нет ответа на эти вопросы»: статистика обращений такого рода не ведется, да и вообще в организации «не уверены, что у инвалидов есть такая потребность».

Александр Васюкович, ИМЕНА

Беларусь

В нашей стране, как и у соседей, вопрос о сексуальной жизни людей с инвалидностью почти не артикулируется.

Дальше всех в этом смысле пошла РАИК — Республиканская ассоциация инвалидов-колясочников, которая периодически организует лекции на тему сексуальных отношений для людей на коляске. Другие организации эту тему не затрагивают — по крайней мере, публично.

Таким образом, Беларуси фактически нет проектов, сервисов и даже образовательных программ для людей с инвалидностью в контексте их сексуальной жизни.

Евгений Шевко, РАИК: «Многие не понимают вообще, что инвалид, секс и дети — это слова одного предложения»

Евгений Шевко, председатель Республиканской ассоциации инвалидов-колясочников

— В 1997 году мы проводили первый лагерь активной реабилитации, и у нас гостили шведы, которые учили всему. Именно от шведов мы узнали, что у людей с инвалидностью есть секс, дети и все остальное. Эти лагеря мы проводим каждый год: собираем по 30 колясочников со всей страны.

И 10 дней учим их жизни: в коляске ездить, пересаживаться, падать, и все остальное. У нас есть лекции, и одна из них — «Секс и деторождение». Никто больше [из организаций, которые объединяют людей с инвалидностью], на мой взгляд, этого не делает.

Мы вводим людей в курс дела относительно медицинского состояния их тела, нарушений, того, как с этим бороться. Когда человек получает травму, он несколько первых лет постоянно по больницам, на реабилитациях — знаете, у многих теряется некий социальный облик.

Есть те, кто отвыкает от того, что нужно мыться, хорошо выглядеть — а без этого тоже не найдешь половинку. На лекции по сексу у нас есть блок большой, и он о том, как одеваться, как хорошо выглядеть, ходить на дискотеки, на мероприятия, на футбол.

ЮНФПА вместе с нами проводим семинары на тему фертильности и репродуктивного здоровья инвалидов-колясочников. Мы работаем в направлении женских консультаций, мужского здоровья. Сейчас РАИК делает сайт, он в стадии наполнения.

Переводим с английского, потому что русскоязычного материала почти нет.

Есть много видео, где колясочники рассказывают, что с ними случилось, что в сексуальном плане, что они сделали, чтобы у них все было успешно — вот как Саша Авдевич рассказывал.

Действительно, во многих странах проблема сексуального просвещения и сексуальной не то чтобы реабилитации, терапии какой-то, она и прорабатывается, и где-то уже работает. Об этом тоже можно говорить. В Голландии, в Чехии, в Канаде, в США это есть.

Это не стоит воспринимать как проституцию. Хотя нечто родственное в этом есть. Специалисты за границей учат ощущать свое тело, найти свою сексуальность — в этом есть тоже смысл.

У нас дай бог, чтобы врачи в реабилитационных центрах доросли до уровня зарубежных экспертов в плане знаний.

Надо просвещать всех в этих вопросах. В том числе, общество и чиновников, которые отвечают за медицинскую и социальную сферу. Многие не понимают вообще, что инвалид, секс и дети — это слова одного предложения.

Люди с инвалидностью могут иметь детей. Просто иногда есть сложности: и с поиском партнера, и с тем, как опрятно выглядеть, и с тем, как заняться сексом.

Есть сложности, о которых нужно знать и самим людям с инвалидностью, и врачам. 

В центрах, где после травмы люди проходят реабилитацию, врачи перед выпиской должны провести ликбез — называется «Школа пациента». Так вот, хоть бы один врач заикнулся, что у тебя может быть сексуальная жизнь и дети? Об этом вообще не говорится.

Они должны объяснить, что у тебя есть проблемы, но ты сможешь работать, ты сможешь учиться, ты можешь иметь семью и детей и привести конкретные примеры. Хотя бы так. Чтобы человек это понимал, и чтобы мужья и жены, которые рядом, тоже это услышали.

 

С личной жизнью у всех колясочников по-разному. Есть определенные сложности, связанные со многими вещами. Самое очевидное — безбарьерная среда.

Если человек без инвалидной коляски где-то ходит, у него широкий круг знакомств, работа, тусовки, дискотеки — в этой среде он и находит себе общение, пару. Если мы говорим про колясочников, то поскольку сложно зачастую выйти из дома, то сложно и иметь широкий круг общения.

Вот у меня есть много друзей школьных — я ни у кого из них не был в гостях. Я не могу пойти в гости. За редким исключением я не был у своих родственников в гостях.

Если инфраструктура общественных мест станет доступнее, то люди с инвалидностью больше начнут там появляться, они туда потянутся. Это коммуникация с другими людьми. Само общество будет видеть людей с инвалидностью. Привыкать, что они есть. Это тоже сближение.

От ИМЕН

Без сомнения, наш собеседник мог выбрать другие слова, чтобы озвучить проблему, но в любом случае все мы осознаем сам факт ее наличия. Как и того, что сложности с социализацией у людей с инвалидностью выходят далеко за пределы глубоко личных отношений. Начиная даже от городской среды, практически не приспособленной к нормальному передвижению.

Мир ищет разные способы интеграции людей с тяжелыми заболеваниями. Беларусь не имеет права отставать в этом вопросе, поэтому мы продолжим поднимать соответствующие темы. И обязательно ждем ваши мысли на этот счет: blisch@imenamag.by.

Имена работают на деньги читателей. Вы присылаете 5, 10, 20 рублей, а мы делаем новые истории и помогаем еще большему количеству людей. Имена — для читателей, читатели — для Имен. Нажимайте сюда и выбирайте удобный способ для перевода!

Источник: https://imenamag.by/posts/decision

Суррогатный секс как психотерапия

Суррогатный секс как способ реабилитации

В США, Израиле, Англии и некоторых других странах используется суррогатная терапия – секс со специально обученным человеком. Зачем и кого нужно учить сексу, расскажет психолог и психиатр доктор Ройтман и суррогатные партнеры (имена клиентов и партнеров изменены).

«Я хочу, чтобы вы смотрели на меня. Давайте попробуем. Откройте глаза. Начиная с этого момента, вы будете прислушиваться к сигналам своего тела», — инструктируя голосом учительницы мужчину в постели, женщина стягивает с себя майку, джинсы и белье. Ей около сорока. Она даже не пытается быть сексуальной.

У нее другая задача — научить заниматься сексом мужчину. В 2013 году на «Оскара» претендовал фильм «Суррогат» Бена Льюина. Этот номинант имел все шансы повторить успех «Форреста Гампа» даже без Тома Хэнкса в тиграх. Главную роль — роль 38-летнего журналиста Марка О’Брайена, пережившего в шестилетием возрасте полиомиелит, — блестяще сыграл Джон Хоукс.

Его партнершу — великолепная Хелен Хант. Но дело не в кастинге. Дело в теме: инвалиды и секс. И то, как эта проблема решается с помощью суррогатной терапии — в цивилизованном обществе, разумеется. Фильм основан на реальных событиях.

В его основу легла биография реального Марка О’Брайена, который, переболев в детстве полиомиелитом, был много лет почти неподвижен, но, вопреки физической немощи, уже во взрослом возрасте потерял девственность и наладил личную жизнь.

Можете прочесть об этом в его эссе «В поисках секс-суррогата» или в книге его партнерши Шерил Коэн Грин, которую она написала в соавторстве с психотерапевтом Лорной Играно. «Секс — моя жизнь. Откровенная история суррогатного партнера» дает возможность заглянуть по ту cторону суррогатной терапии.

Суррогатный секс: что нужно под этим понимать

Родоначальники этого метода, ученые Уильям Мастерс и Вирджиния Джонсон, в конце 1960-х — начале 1970-х провели ряд исследований, которые показали, что расстройства сексуальной функции — не такая уж редкая вещь у пуритан-американцев. Секс-просвещение помогало, но лишь отчасти. Против стыда, страха и тревоги — краеугольных камней большинства сексуальных расстройств — все вместе взятые образовательные каналы американского TV были бессильны.

Тогда ученые разработали техники лечения различных нарушений, основанные на принципах поведенческой терапии. Пары должны были выполнять домашние задания, которые им задает терапевт, и это все бы решило.

Но тут возникла новая проблема — у многих пациентов с сексуальными расстройствами из-за этих самых расстройств не оказалось партнеров для выполнения домашних заданий.

Чтобы разорвать этот порочный круг, нужен был кто-то, исполняющий обязанности постоянного любовника или любовницы. Так появилась профессия «суррогатный партер».

Первое, что нужно понять: суррогатный партнер — не проститутка. Это профессионально обученный инструктор, который вступает в физический контакт с клиентом с целью помочь ему проработать сексуальные зажимы и проблемы, мешающие построить здоровые близкие отношения. Стать суррогатным партнером совсем не просто. Во-первых, нужно пройти кастинг.

Психотерапевт доктор Ройтман из Израиля, в течение пятнадцатилетней практики сотрудничавший с 20 суррогатными партнерами-женщинами, так описывает эту профессию: «Это, как правило, женщины в возрасте 25-40 лет с образованием в области педагогики, спорта или медицины (в первую очередь физиотерапии).

Все кандидаты проходят двухчасовое интервью, на котором проверяется их психическое здоровье, умение строить отношения, стабильность характера и даже пунктуальность. Выясняется мотивация, отношение к сексу, способность доставлять и получать сексуальное удовольствие. Исключается криминальное прошлое.

Категорически не подходят для суррогатной терапии бывшие работницы сексуального бизнеса — там отношение к клиенту совсем другое. Легче научить женщину без опыта, чем переучить проститутку. После этого кандидатки проходят 20-часовой курс базовой психологии и сексологии, во время которого тоже происходит отсев.

Как пациент, так и суррогатный партнер перед началом лечения проходят медицинское обследование для исключения венерических и других заразных заболеваний. Разумеется, половые контакты происходят только с использованием презервативов — кстати, тоже немаловажный навык для неопытного пациента».

Терапевт — серый кардинал суррогатной терапии. Он встречается раз в неделю с каждым из участников процесса по отдельности и, выслушав обе стороны, намечает план следующей встречи, дает домашнее задание, используя в своей работе элементы психотерапии и эриксоновского гипноза.

В рамках одного метода у каждого терапевта, как у каждого партнера, свои приемы и хитрости. Акт физической любви в этом деле — цель, до которой нужно еще дойти (многие клиенты, между прочим, бросают уже на первых сеансах). Он происходит уже на очень продвинутом уровне терапии.

На первом этапе клиент и суррогатный партнер ограничиваются простыми прикосновениями. Практика базовых упражнений помогает людям расслабиться и сосредоточиться на своих ощущениях.

Шерил Коэн Грин, например, учила клиентов правильно дышать и использовала упражнение «ложечка», во время которого мужчина лежит на боку в позе эмбриона, а она прижимается к нему со спины, как бы защищая и успокаивая.

Со временем клиенты допускаются к более продвинутым практикам в зависимости от поставленной задачи. «Когда женщина готова обнажиться, я перехожу к игре “в раздевание”, — объясняет Майкл, суррогатный партнер из Лондона. — Не до конца. Допустим, я сам снимаю рубашку.

И в данном случае то, что я не обладаю идеальной фигурой — мой живот не такой плоский, как мне бы того хотелось, а бицепсы не такие крепкие, — помогает клиенту, женщине, справиться с ее собственным комплексом телесной неполноценности.

Затем я могу предложить ей изучить мои гениталии, словно она — инопланетянка, которая никогда не видела человеческих половых органов. От нее не требуется доставить мне удовольствие. Ни в коем случае.

Это своего рода игра, позволяющая человеку открыть для себя тело другого человека и со временем — свое собственное».

На следующей стадии суррогатный партнер может дотронуться до гениталий клиента.

«Иногда я использую технику “картирования», просто дотрагиваясь пальцем до различных точек — клитора, вагины, снаружи или внутри ануса, — для того чтобы клиент мог создать ментальную карту своего тела и тех ощущений, которые дают различные его точки», — объясняет Киан де ла Кур, специалист по соматике, который выступает в качестве суррогатного партнера и часто работает со слепыми людьми.

Если сессия проходит успешно, суррогатный партнер может заняться с клиентом оральным сексом или стимулировать его с помощью рук. В идеале на последних занятиях должен состояться полноценный акт — крайне важное событие. Особенно когда речь идет о взрослых и очень взрослых девственниках и девственницах с багажом серьезных сексуальных расстройств за плечами.

Шерил упоминает в своей книге 70-летнего девственника Ларри. У доктора Ройтмана был опыт работы с пациентом, который дожил девственником до 50 лет. «Пятидесятилетний математик в молодости несколько раз попадал в больницу в состоянии острого психоза. Диагноз при выписке — шизофрения.

Он никогда не работал по специальности, редко выходил из дому. Находился на лечении в психиатрической клинике у моего коллеги. Получал различные антипсихотики, — рассказывает о своем пациенте доктор Ройтман.

— Уроженец Китая из русскоязычной семьи, он всю жизнь прожил в Израиле, но неплохо говорил по-русски. Был подозрителен и немного агрессивен. Он мне сразу заявил, что, чтобы лечиться у меня, надо быть “новым русским”. Мне стало смешно, но я подумал, что с этом шутить не стоит.

И все-таки у меня вырвалось слово “или”: “Или старым китайцем!» Это разрядило атмосферу.

Мы начали работу. Я видел, что он в неплохом психическом состоянии, и по разным признакам предположил, что диагноз тридцатилетней давности, возможно, был неправильным. Обсудив ситуацию с моим коллегой, я решил постепенно уменьшать дозы антипсихотических препаратов.

Мужчина ожил, острил, демонстрировал эрудицию, но при этом казался пришельцем из другой эпохи. Хвастал знанием русского языка, цитировал Пушкина, дарил суррогатной партнерше цветы или конфеты, что в Израиле в принципе не принято. На занятиях она не могла на него нарадоваться.

Когда процесс дошел до полных половых актов, она говорила, что такого мужчины в ее жизни еще не было. Математик быстро освоил все сексуальные позиции и даже совершил половой акт стоя, что не входило в “обязательную программу». Параллельно он впервые устроился па работу по специальности.

Я был чрезвычайно рад таким успехам и уже подумывал о следующем этапе — поиске постоянного партнера. Но тут он мне заявил: “Спасибо, что ты меня научил сексу. Все женщины одинаковые! Все хотят одного и того же — завладеть моими сбережениями и бросить меня.

Я уже нашел заведение, где за меньшие деньги, чем я плачу здесь, я могу каждый день быть с новой женщиной!’’»

Судя по всему, суррогатный секс обладает уникальными возможностями и помогает там, где пасуют другие терапевтические подходы. Спектр его действия довольно широк, как и проблемы людей, прибегающих к помощи суррогатного партнера.

И дело тут не ограничивается только физическими недостатками — об этом есть другое кино, фильм «Суррогат» Гали Шалом-Эзер, в котором суррогатная партнерша работает с молодым красивым социофобом Эли. Проблемы клиентов также могут быть связаны с пережитым насилием, токсичными отношениями, изменами или даже травмой, полученной при рождении.

Многие страдают от комплексов неполноценности, связанных с внешностью — часто надуманных, вроде классического женского «у меня некрасивые половые губы» или классического мужского «у меня маленький член». В практике доктора Ройтмана был такой случай.

На прием пришел 25-летний студент модельной внешности с жалобой на то, что у него очень маленький член и нет никаких шансов, что какая-то женщина его захочет. В беседе выяснилось, что все его детство отец тяжело болел, а потом умер. Мать, сварливая женщина, критиковала сына за каждую мелочь.

Парень вырос неуверенным в себе, неспособным оценить свою привлекательность да еще каким-то образом устроился подрабатывать в секс-шоп. Ассортимент гигантских резиновых дилдо и вибраторов на полках только усугублял чувство неполноценности. Клиентки — уверенные в себе, ассертивные женщины — заигрывали с симпатичным продавцом, но это вызывало у парня только приступы паники.

На всякий случай доктор отправил «мнимого больного» на консультацию к урологу и получил письменный ответ с заверениями, что пенис пациента абсолютно нормальных размеров. Несколько месяцев работы с опытной спокойной суррогатной партнершей выработали у него уверенность в себе, и уже через полгода он имел секс чуть ли не с половиной студенток художественного училища, о чем с энтузиазмом сообщил доктору по окончании терапии.

Тем не менее суррогатная терапия не лишена рисков. И если от венерических болезней защищает презерватив, то от чувств так просто не отгородиться. Существует реальная опасность эмоциональной привязки к суррогатному партнеру. Чтобы этого не происходило, в терапии действуют довольно жесткие правила игры: пациент не должен знать настоящее имя и телефон суррогатного партнера.

Они не общаются в социальных сетях. Сеансы происходят либо в клинике, либо в гостинице и продолжаются ровно два часа. Также клиенту не следует платить напрямую партнеру, оказывать знаки внимания и, конечно, по уши в него влюбляться. В общем, легче сказать, чем сделать. Поэтому профессионал должен постоянно отслеживать эмоциональное состояние клиента и не давать ему увлечься.

Но и себя нужно держать в руках.

«Когда вас объединяет множество приятных моментов и вы регулярно встречаетесь в течение нескольких месяцев, устанавливается некая близость, выделяются эндорфины, что делает ваши отношения похожими на влюбленность. Тут нужно быть очень осторожным», — рассказывает суррогатный партнер Анна.

Она не замужем — просто потому, что на собственную личную жизнь ей не хватает ни сил, ни человеческого тепла. Как ни странно, именно доброту, чуткость и терпение называет главными качествами суррогатного партнера Лорна Гарно.

Если верить книге, ее коллеге Шерил Коэн Григ этого тепла хватило на 1000 человек.

Кому это нужно

Вот что на эту тему говорит доктор Ройтман: «В процессе психотерапии невозможно избежать обсуждения сексуальности и сексуальных проблем пациентов. Несмотря на то что я прошел курсы по сексологии, во время учебы в Институте психотерапии Тель-Авивского университета я чувствовал, что навыков работы в этой области не хватает.

В начале 90-х я с интересом смотрел передачи Елены Ханги «Про это» и Боба Берковича на канале CNBC, который неоднократно приглашал сексолога Барбару Кислинг. Она без стеснения рассказывала о своей работе суррогатным партнером в молодости и написала несколько книг на эту тему.

Во время очередного налета на Barnes&Noble на 5-й авеню я купил эти книги и многие другие по сексуальной терапии. Тогда же я получил приглашение на семинар по суррогатной терапии в Тель-Авиве. Это оказалась новая клиника, созданная вернувшейся из США сексологом, и я согласился с ней сотрудничать.

За 15 лет практики ко мне почти не обращались женщины. женская проблема — вагинизм — встречается редко. Боли во время секса бывают разной степени тяжести. Некоторые терпят, другие избегают секса. Аноргазмию многие женщины попросту скрывают. Проблемы с эрекцией или преждевременное семяизвержение в отношениях скрыть труднее.

90% моих пациентов — мужчины возраста 22-40 лет. Большинство нормально выглядит, имеет хорошее образование и статус в обществе. Это могут быть инженеры, адвокаты, врачи, студенты, молодые офицеры, главная трудность которых — неспособность завязать интимные отношения с женщиной. Мы живем в конкурентном обществе.

И именно успешные молодые мужчины чувствуют, что они должны быть первыми во всем, включая секс. Я могу услышать от 22-летнего парня, что его «поезд давно ушел». Некоторые уверены, что эрекция у них должна быть, как только они увидят девушку, и уж по крайней мере — когда до нее до тронутся. И если этого не происходит — проблема.

Как сказал один мой клиент, работающий в области высоких технологий: «Я знаю, что у меня большой член, но я чувствую его маленьким!» Я думаю, это относится к трем четвертям пациентов суррогатной клиники».

Источник: http://charmcommunity.ru/surrogatnyj-seks-kak-psixoterapiya/

Суррогатный секс как психотерапия | Massage in Moscow

Суррогатный секс как способ реабилитации

Среди женщин суррогатный секс становится все популярней. Психотерапевты советуют практиковать его женщинам, имеющим проблемы в интимной сфере.

Все большее количество женщин заявляют о своем естественном праве на полноценную половую жизнь, оргазм и сексуальное удовлетворение, для чего обращаются к профессиональным секс-партнерам.

Среди пациенток, нуждающихся в помощи, очень часто встречаются женщины с такой проблемой, как вагинизм, из-за которой секс приносит физическую боль, а также девственницы в возрасте, и женщины, испытавшие сексуальную травму.

Суррогатный секс, то есть секс с лечебной целю со специально обученным человеком, становится все популярней. В Израиле, например, даже собираются законодательно отрегулировать механизм оказания подобных медицинских услуг: спрос родил массу предложений. В чем лечебный эффект таких процедур и кому они нужны?

В самом общем смысле суррогатный секс нужен, чтобы помочь пациенту преодолеть проблемы в интимной сфере, научить его получать удовольствие. Чаще всего за такой помощью обращаются люди с ограниченными возможностями, женщины с вагинизмом: им секс приносит физическую боль. Среди пациентов и девственники в возрасте, а также люди, у которых интим связан с какой-то психологической травмой.

Судя по всему, суррогатный секс обладает уникальными возможностями и помогает там, где пасуют другие терапевтические подходы. Спектр его действия довольно широк, как и проблемы людей, прибегающих к помощи суррогатного партнера.

Проблемы клиентов также могут быть связаны с пережитым насилием, токсичными отношениями, изменами или даже травмой, полученной при рождении. Многие страдают от комплексов неполноценности, связанных с внешностью — часто надуманных, вроде классического женского «у меня некрасивые половые губы».

В процессе психотерапии невозможно избежать обсуждения сексуальности и сексуальных проблем пациентов.

В США, Израиле, Англии и некоторых других странах используется суррогатная терапия – секс со специально обученным человеком.

Чтобы избавить человека от сексуальных расстройств, в некоторых клиниках используют суррогатных..

Суррогатный секс как способ реабилитации

По словам специалистов, в этой роли чаще всего выступают женщины, обожающие секс, студенты медицинских факультетов и даже бывшие пациенты, избавившиеся от подобных проблем

Недавно в рубрике «Про «это» «ФАКТЫ» рассказали о том, какие методы лечения применяются при серьезных нарушениях в сексуальной сфере. К сожалению, иногда, чтобы помочь пациенту, специалисты прибегают к операции. Но это крайняя мера — когда все другие средства бессильны.

А их, оказывается, очень много.

И если у человека сексуальные расстройства связаны не с болезнью, а с психологическими факторами — стрессом, неудачами, переживаниями, — то, наряду с другими методами, сексологи иногда применяют и не совсем обычный — привлечение суррогатных партнеров.

«Суррогатные партнер помогает пациенту, а не просто занимается сексом»

— Из словосочетания «суррогатный партнер» понятно, что это те люди, которые являются заменой настоящих?

— Действительно, в самом слове «суррогат» заложено понятие замены, — рассказывает сексолог Николай Герасимов, член Международной ассоциации сексопатологов. — К примеру, пациент получает гормональные или стимулирующие препараты, проходит определенные процедуры.

В какой-то момент нужно проверить эффективность лечения. Некоторые параметры может определить врач или сам пациент — к примеру, наступает ли возбуждение, эрекция. Но как долго может мужчина удовлетворить женщину, достигает ли оргазма, нужно проверять иным путем.

Что делать, если его партнерша или жена отказывается заниматься с ним сексом в это время?

— И в такой ситуации назначается суррогатный партнер — как метод лечения?

— Это не лекарство, чтобы его назначать или прописывать. Врач-сексолог рекомендует пациенту попробовать такой метод. Изначально надо объяснить пациенту, что это не то же самое, что секс с проституткой.

Для этих целей есть другие люди, которые понимают, что для пациента в этот момент важен не сам секс, а его внешние проявления. Для женщины — возбуждение и готовность к соитию, для мужчины — эрекция.

После такого знакомства с методом врач предлагает выбрать пациенту партнершу — в некоторых лечебных заведениях имеются каталоги с кандидатами…

Представьте ситуацию: в течение десяти лет у мужчины не было интимной близости с женщиной. Он получает гормональную терапию, лечение дает результаты — у него возникает эрекция.

Но от эрекции до полового акта огромная дистанция.

Вот именно тогда и возникает необходимость в суррогатном партнере, который должен брать инициативу в свои руки и понимать, что его задача — помочь партнеру, а не удовлетворить свои сексуальные желания.

— Кто же соглашается на такую работу?

— Среди суррогатных партнеров, которых иногда подбирает пациенту клиника, большая часть — студенты (и девушки, и юноши) различных медицинских институтов. Эта работа для многих из них становится неплохой подработкой. Цены колеблются в зависимости от условий суррогатного партнера и финансовых возможностей пациента.

Но это только часть контингента. Есть определенная категория женщин, которым просто нравится заниматься сексом, но они непривлекательны и им трудно найти себя партнера. Бывает, что мужчина или женщина состоят в браке, но у них разный темперамент.

Женщине недостаточно мужской ласки, однако в бордель она не пойдет. А в роли суррогатных партнеров многие из них соглашаются выступать, так как здесь в сексе моральная подоплека совсем иная.

Тем более что изначально суррогатный партнер получает установку: он помогает пациенту, а не просто занимается с ним сексом. Это очень важно.

Бывшие пациенты соглашаются оказывать интимные услуги бесплатно

— А бывших пациентов привлекают к подобной работе?

— Да, если у них все наладилось в сексуальной жизни. Этим людям, самим пережившим проблемы в интимной жизни, гораздо легче понять других пациентов и поэтому проще стать суррогатным партнером. Некоторые соглашаются работать таким образом в надежде найти себе спутника жизни. В моей практике был подобный случай.

Женщина боялась потерять девственность, поэтому к 30 годам ни разу не была с мужчиной. Ее лечили различными методами, в том числе и с помощью суррогатного партнера. Когда комплексы удалось преодолеть, у женщины раскрылся небывалый сексуальный темперамент, который девать было некуда.

Внешне она была непривлекательной, поэтому поиск полового партнера был проблематичен. Она согласилась работать суррогатной партнершей, причем бесплатно. Специализировалась на проблемах, подобных своей, только у мужчин. И вот с четвертым партнером у нее начался роман. Вскоре они поженились и сейчас живут вместе.

Но это скорее исключение из правила. Обычно все ограничивается лечебными сеансами.

— Как насчет внешних данных? Предъявляются какие-либо требования к суррогатным партнерам?

— Внешние данные — не главное, ведь что-то можно подправить с помощью косметики, скрыть бельем — есть масса приемов. Главное, чтобы партнерша была нежной, ласковой, заботливой, раскрепощенной, общительной. Для пациента очень важно слышать из уст женщины комплименты в свой адрес.

Интересно, что сначала в роли суррогатных партнеров выступали только женщины. Постепенно появились и мужчины, помогающие преодолеть проблемы женщинам.

В основном, этот метод сексуальной терапии используется, когда женщина проходит лечение от аноргазмии и болей при половом акте. Поскольку вопрос этот очень деликатный, врачи-сексологи, подбирая суррогатных партнеров, стараются использовать свои связи и возможности.

Необходимо, чтобы близость с суррогатным партнером прошла для пациента как можно более романтично и не напоминала секс за деньги.

— Сколько может стоить такого рода терапия?

— Суррогатные партнерши получают за обычный сеанс от двадцати долларов. Правда, следует помнить, что подобная терапия требует не одного сеанса, а нескольких. Поэтому очень часто между суррогатными партнерами и пациентами завязываются дружеские отношения.

И нередко пациенты благодарят своих помощников еще и подарками. Они могут пригласить суррогатного партнера в ресторан.

Это не запрещается: хороши все методы и способы, которые помогут людям установить нормальный контакт, а пациенту — избавиться от сексуальных расстройств…

Многие сексологи используют способ косвенной суррогатности

Действительно, тема суррогатных партнеров очень деликатная. Применяется ли подобная методика в нашей стране и насколько она целесообразна, поинтересовались мы у отечественных специалистов.

— Прежде чем говорить о целесообразности метода, стоит задаться вопросом, почему вообще он применяется, — комментирует Николай Бойко, главный сексолог Киева. — Одна из причин: когда у пациента, который проходит или уже прошел лечение, нет сексуального партнера.

В подобной ситуации суррогатный партнер — единственный выход из положения. Другая причина: партнерша или партнер есть, но не настолько умелый и опытный, к тому же непонимающий, что требуется помощь и внимание. К сожалению, таких примеров в жизни немало.

Многие не понимают, что партнеру тоже необходимы разнообразные ласки, что секс после этого будет еще более страстным и приятным.

Конечно, врач-сексолог пытается объяснить партнеру пациента, что любовная прелюдия, такт и отзывчивость в этот период необходимы, но это не всегда приводит к нужным результатам. Поэтому остается вариант — суррогатный партнер.

В ряде случаев суррогатный партнер может быть необходим женщинам. Ей очень важно ощутить первый оргазм, чтобы выработался механизм, автоматизм действий.

Проще говоря, после первого полноценного оргазма женщина хоть и частично, но будет знать, что она должна ощущать, а следовательно, знать, что должен делать партнер.

К таким женщинам можно отнести тех, которые очень долго не имели интимной близости с мужчиной, из-за чего у них могли развиться определенные комплексы, или тех, кто испытывал страх перед половым актом из-за болей.

— Наши сексологи применяют это метод?

— Однозначно ответить трудно. В сексологии его принято использовать как один из способов профилактики сексуальных расстройств.

Но, по большому счету, для врача, наблюдающего процесс выздоровления пациента, не имеет значения, пользовался ли он услугами суррогатного партнера или настоящего.

Если близость с суррогатным партнером не смущает самого пациента, то такая форма профилактики вполне допустима.

К тому же многие специалисты-сексологи пользуются способами так называемой косвенной суррогатности. Ведь есть же определенные методики, когда партнеры пользуются советами и указаниями сексолога во время интимной близости. Это тоже можно отнести к вышеописанному методу профилактики сексуальных расстройств.

Другой пример: пациент прошел курс лечения, но у него нет партнерши или же он не хочет первый раз пробовать это с близким ему человеком. В таком случае врач-сексолог может посоветовать ему обратиться к более опытному партнеру.

Если же человека смущает такой способ, можно порекомендовать эротический массаж (хотя такого медицинского понятия не существует, но в то же время салоны рекламируют массаж, в ходе которого клиент может достичь оргазма).

Что касается мировой практики, то на XV Международном конгрессе сексологов в Париже, в котором я принимал участие, этот вопрос обсуждался, приводилось немало примеров подобной терапии.

Однако все заключения и рекомендации международных специалистов свидетельствовали о том, что метод суррогатных партнеров может быть использован как один из приемов сексуальной терапии, дополняющий другие, причем при сугубо инвидидуальном подходе.

Не забывайте, что при использовании этого метода и врачу, и пациенту, и суррогатному партнеру нужно придерживаться определенных этических норм. Потому что далеко не каждому пациенту легко решиться проверить эффективность лечения подобным методом.

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: https://fakty.ua/72145-chtoby-izbavit-cheloveka-ot-seksualnyh-rasstrojstv-v-nekotoryh-klinikah-ispolzuyut-surrogatnyh-partnerov----muzhchin-i-zhencshin-kotorye-dobrovolno-okazyvayut-intimnye-uslugi-pacientam

Судебный вердикт
Добавить комментарий