Отношение к детям-инвалидам

Воспитание чувств: как обществу стоит заботиться об инвалидах и как это происходит на самом деле

Отношение к детям-инвалидам

Детей-инвалидов в России все больше. С 2010 года их число выросло, по данным Росстата, почти на 100 тысяч – до 617 000 человек.

Общество привыкает к людям с ограниченными возможностями — дружественное отношение к ним становится проявлением «хорошего тона», выявили результаты исследования «Отношение общества к детям с ограниченными возможностями здоровья и детям-инвалидам», проведенного в 2016 году Высшей школой экономики по заказу Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Однако до цивилизованного отношения к инвалидности России пока далеко. Общество понимает, что должно принимать детей-инвалидов без страха, неловкости и раздражения, а на деле пока не очень получается.

 «Hac oбщество не принимает»

В России пока не научилось цивилизованному отношению к инвалидности, выяснили авторы исследования из Высшей школой экономики (НИУ ВШЭ). Опросы и глубинные интервью были проведены с гражданами из 30 населенных пунктов всех экономико-географических зон России – от Сахалина до Калининграда, от Северного Кавказа до Мурманска.

«Сегодня присутствие человека с ограниченными возможностями здоровья в общественных местах стало гораздо привычнее для окружающих, чем несколько лет назад», — соглашаются 74,6% опрошенных, и вместе с тем 62% отмечают неадекватную реакцию на инвалидов: «большинство испытывают или неловкость, или страх, или раздражение».

Противоречия хорошо видны, если сравнивать ответы людей, не имеющих инвалидов в семье, и результаты опроса родителей детей-инвалидов.

В то время как 45,2% россиян полагают, что чаще всего люди положительно воспринимают присутствие ребенка-инвалида в общественных местах, только 16% родителей видят позитивную реакцию.

Большинство (68,9%), по данным опроса, чаще всего сталкиваются с негативом или безразличием в отношении своего ребенка-инвалида, а также агрессией, страхом, брезгливостью, неприязнью, насмешливостью, пренебрежительностью. «Hac oбщество не принимает. Порой жестокость некоторых граждан я сравниваю с терроризмом, и не без причины», — написал один из родителей в анкете.

Другая участница опроса рассказала, что, когда они выходят гулять с ребенком в инвалидной коляске, взрослые дают понять, что таким, не место на детской площадке и уводят своих детей.

Авторы исследования называют это противоречие проявлением «идеальной» и «реальной культуры». В идеале общество понимает, что должно принимать детей с инвалидностью, а на деле пока не очень получается.

Безразличным к проблеме инвалидности остается примерно каждый десятый россиянин — они затруднились дать конкретный ответ на большинство вопросов исследования. Четверть респондентов сказали, что не нуждаются в информации о детях-инвалидах в СМИ.

Интересно, что больше всего (15%) людей, считающих, что СМИ уделяют проблемам детей-инвалидов «слишком много внимания», проживают Москве и Санкт-Петербурге.

Аналогичная специфика ответов характерна для самых малообеспеченных и самых высокообеспеченных россиян: 13% и 20% соответственно.

Образование не для всех

Противоречия существуют и в вопросах обучения детей с инвалидностью.

В то время как больше половины опрошенных соглашаются с тем, что дети-инвалиды такие же, как их здоровые сверстники, что они должны воспитываться в семьях, а не в интернате, и смогут обеспечивать себя в будущем при условии заботы о них в настоящем, 47% убеждены в том, что сегодня ни школа, ни общество в целом не готовы к внедрению инклюзивного образования.

Города и их учреждения в большинстве своем не приспособлены для инвалидов -особенно в провинциях. 89% населения считает, что городская инфраструктура не соответствует нуждам людей с ограниченными возможностями.

Для запуска нормального процесса образования школам не хватает финансирования, оборудования и персонала, хотя 74% родителей детей-инвалидов думают, что инклюзивное образование пошло бы на пользу и их детям, и здоровым школьникам.

«… Я второй год подхожу к директору, посещаю его регулярно по поводу тьютора, на что получаю какие-то неоднозначные ответы: то не хватает финансирования, то не хватает законодательства, то еще чего-то”, — рассказывал родитель ребенка, обучающегося в инклюзивной школе из Самары.

При этом дети с инвалидностью в большинстве своем хотят учиться вместе со здоровыми сверстниками. Подобная система позволяет им общаться с другими ребятами, развиваться и жить полноценной жизнью.

«… Я поняла, что мне неинтересно обучаться на дому.

Я больше не могу сидеть дома, мне надо со всеми общаться, ходить, я не могу одна в четырех стенах …», рассказал авторам исследования ребенок-инвалид из Улан-Удэ.

«Требовать», «добиваться», «бороться»

Трансформация общественного сознания все же происходит: по сравнению с 2010-ым годом социум переходит от непонимания, страха и жалости – к принятию. Половина опрошенных в 2016 году помогали детям инвалидам и их семьям, тогда как пять лет назад такую помощь подтвердили только 14% респондентов.

Опрос показал, что помощь рядовых граждан и благотворительных фондов видят в два-три раза больше родителей детей-инвалидов, чем помощь государства. Вероятно, меры поддержки вроде пенсий, пособий, медицинского лечения не рассматриваются в качестве поддержки. При этом основным поставщиком помощи детям-инвалидам их семьи считают все-таки государство.

Примерно половина опрошенных семей не увидела изменений в уровне госпомощи за последние пять лет, а еще четверть вообще почувствовала, что внимание детям-инвалидам снизилось. Только 26,5% семей отметили увеличение помощи со стороны государства.

Описывая процесс получения государственных социальных услуг, родители используют такие глаголы, как «требовать», «добиваться», «бороться», «отвоевывать». Людям непонятны правила игры: какой перечень услуг они могут получить, какие нужны документы, какова должна быть их схема действий.

Государству и бизнесу, от которого семьи с инвалидами не видят особой поддержки (из сферы бизнеса получили помощь только 3,6% семей), зачастую противопоставляются благотворительные и некоммерческие организации. Те сами выходят на связь с семьями детей-инвалидов.

«… Помогают благотворительные организации, волонтеры. Государство пенсию выделило, и им дальше все равно, как ребенок растет и развивается. А коммерческие – одно слово только.

Они для себя и под себя только работают …», — рассказывал родитель ребенка из инклюзивной школы в Улан-Удэ.

Высоко ценится помощь от обычных людей. Например, жители одного города для своего ребенка-земляка собрали деньги на лечение и покупку ступенькохода; друзья оказали помощь семьям, чтобы те купили медикаменты, оплатили лечение и покупку одежды, обуви и товаров первой необходимости.

Как можно помочь?

Среди главных проблем семей, в которых есть дети-инвалиды – проблемы с деньгами.

По данным опроса, 45,6% семей с детьми-инвалидами оценивают свое материальное положение как «плохое» и «очень плохое», 6,1% из них денег не хватает даже на еду.

Меньше половины семей (39,4%) могут позволить себе тратить деньги на еду и одежду, а покупка товаров вроде телевизора или холодильника для них крайне затруднительна.

Для родителей, воспитывающих детей-инвалидов, приоритетной является финансовая помощь, свидетельствует опрос. Деньги нужны для лечения и реабилитации ребят, покупки лекарств и ортопедических устройств.

Квалифицированная помощь стоит дорого, а господдержка не покрывает расходы на необходимое, по мнению родителей, лечение: «Очень дорогая стала реабилитация, если три года назад мы сыну проводили курс массажа и ЛФК 1-2 раза в квартал собственными финансовыми средствами, то сейчас можем эти процедуры с большим трудом позволить раз в полгода», — рассказал родитель ребенка-инвалида.

Однако сложно переоценить такую помощь, как простое общение с детьми-инвалидами, организация их досуга. Их семьи ждут от общества принятия, и такие простые вещи, как адекватное отношение окружающих людей к ребенку поможет не только ему, но и его родителям.

Источник: https://philanthropy.ru/analysis/2017/06/13/51217/

Валерий Спиридонов рассказывает, как инвалиды живут и работают в странах Европы, и делится своими впечатлениями о существующих там программах реабилитации, которые помогают людям с ограниченными возможностями оставаться полноценными членами общества и трудиться на его благо.

Общие ценности: забота и равноправие инвалидов на примере Европы

Проживая жизни в бешеном современном ритме, люди настолько сильно поглощены личными проблемами и заработком денег, что попросту забывают ценить свое здоровье. Мы воспринимаем его как само собой разумеющееся.

Однако никто не застрахован от инвалидности.

Конечно же, многие люди уже рождаются с определенными нарушениями в умственном, психологическом или физическом развитии, но миллионы ежегодно приходят к инвалидности из-за вредной работы, перенесенных травм, аварий.

По подсчетам социологов, на данный момент больше миллиарда человек страдают от проблем с инвалидностью, что составляет около 15% населения планеты. Когда в 1970-е подобное исследование проводила Всемирная организация здравоохранения, эта цифра едва доходила до 10%.

Больше всего к инвалидности склонны люди пенсионного возраста, но и дети не защищены от этой проблемы.

К сожалению, во многих странах мира к инвалидам относятся как к обузе, ведь они представляют собой льготную социальную группу населения, имеющую доступ к бесплатному обеспечению и ряду других преимуществ.

В России и странах СНГ к вопросам о социальной защите инвалидов стали серьезно относиться только с недавних пор. Хотя они стабильно получали пенсионные выплаты по инвалидности, люди с ограниченными возможностями по-прежнему были изолированными от общества и оставались наедине со своей проблемой.

В Европе уже довольно давно действуют законы и реабилитационные программы, направленные на то, чтобы устранить дискриминацию инвалидов и помочь им безболезненно интегрироваться в общество.

Любому человеку для эмоционального и физического здоровья необходима занятость, общение с людьми и равенство в правах, поэтому европейские системы социальной защиты инвалидов отлично показывают себя на практике и заслуживают особого внимания.

Что понимают под термином «инвалидность»

В России, на Украине и в некоторых других странах инвалидность определяется тремя группами, каждая и которых присваивается в зависимости от уровня ограничения возможностей человека. В Европе такие оценки и распределение проводятся по другим критериям, позволяющим оценить процент потери трудоспособности инвалидов.

К инвалидам относятся не только колясочники и люди, потерявшие конечности, но также дети и взрослые со сложными психологическими или физическими заболеваниями, с полной или частичной потерей зрения, слуха, проблемами в развитии и не только.

К каждой такой группе необходим особый подход, но важно понимать, что они все имеют право на полноценную и счастливую жизнь без ограничений.

Иногда для обеспечения такого результата инвалидам достаточно оказать небольшую поддержку и помощь, чем и занимаются европейские специалисты.

Как общество в Европе относится к инвалидам

Ответить на этот вопрос однозначно невозможно. Всегда найдутся люди, которые будут тыкать пальцами и отворачиваться при виде инвалидов, но современное общество постепенно становится более сознательным и лояльным.

Сегодня люди с ограниченными возможностями могут свободно посещать кинотеатры, кафе и рестораны в Европе, так как эти места оснащены специальными пандусами, автоматическими дверями, лифтами и прочими полезными техническими решениями, помогающими инвалидам не испытывать дискомфорта. Это требование к бизнесу на уровне законодательства.

В большинстве случаев люди с инвалидностью сами изолируют себя от общества, так как боятся насмешек и неприятных взглядов, именно поэтому в Европе с ними работают специально обученные психологи и сопровождающие.

Они помогают им адаптироваться к обществу, правильно воспринимать происходящее и учат общаться.

Большой популярностью пользуются группы реабилитации, в которых инвалиды знакомятся между собой и вместе восстанавливаются.

Социологические опросы, проведенные среди европейского населения еще в 2001 году, на тему того, что люди испытывают в присутствии инвалидов, выявили, что около 20% человек чувствуют себя некомфортно. Однако остальные респонденты не видели в этом никакой проблемы. Недавние исследования показали, что данный показатель постепенно снижается.

Где в Европе наиболее выгодные условия для обучения и работы инвалидов

Германское правительство весьма эффективно занимается социально трудовой реабилитацией инвалидов.

Германия входит в список европейских государств, которые считают выплаты пенсий инвалидам гораздо менее эффективной стратегией, чем их специализированное обучение и обеспечение работой.

Заботой о людях с ограниченными возможностями здесь заняты многие государственные учреждения, а также церковные и общественные организации.

Все эти рабочие и организационные моменты находятся под ответственностью Федерального управления по труду. Финансы на обеспечение инвалидов поступают из заработных плат трудящихся и предпринимательских взносов.

Случай каждого инвалида рассматривается индивидуально, чтобы определить для него наиболее подходящую профессию. Затем проходит профессиональная адаптация, обучение и при необходимости повышение квалификации.

Работодатели заинтересованы в найме таких сотрудников, так как они получают дотации от государства. Насчитывается более 40 специальностей подготовки инвалидов, включая сферу торговли, обработку древесины и металла, а также кожи и тканей.

Продолжительность обучения может составлять от двух месяцев до двух лет.

Ярким примером успешной профессиональной реабилитации стал центр в Гейдельберге, в котором основам программирования, радиотехники и электроники обучается больше 800 человек.

Дети-инвалиды в Германии на их выбор могут учиться в специализированных или обычных школах наравне с другими детьми.

Весьма эффективно трудоустройство инвалидов контролируется в Великобритании, где работодатель обязуется не просто взять человека с ограниченными возможностями на работу, но и обеспечить его благоприятными условиями труда, а также специализированным обучением, повышением квалификации и карьерным ростом. Не менее внимательно к этому вопросу отнеслось и правительство Франции. Там действуют специальные квоты на рабочие места для инвалидов.

Льготы и выплаты инвалидам в европейских странах

— Литва. Довольно интересная система выплаты пособий инвалидам сложилась в этой стране. Рассчитывать на их получение могут только люди, утратившие трудоспособность не менее чем на 45 процентов.

Все они получают базовую пенсию в размере 115 евро, а размер остальной доплаты зависит от трудового стажа. Государство предлагает таким людям выгодные скидки на использование общественного транспорта.

Дополнительные отпускные недели, снижение налогов и специальные субсидии на жилье.

— Польша. Инвалиды старше 30 лет получают пособие, если у них есть пять лет рабочего стажа, а младше — от одного до четырех лет стажа. Если доход такого гражданина превышает 70% от среднего уровня зарплаты в Польше, пособие будет выплачиваться не в полном размере. В любом случае пенсия по инвалидности не может быть меньше 216 долларов.

— Германия. Люди с тяжелой формой инвалидности, которая не позволяет им работать более трех часов, получают полное пособие — около девяти тысяч евро в год.

Работающие до шести часов ежедневно, могут рассчитывать лишь на половину. В основе социально трудовой реабилитации германцев-инвалидов лежит принцип: чем больше работы, тем меньше пособие.

Дети могут получать пособие по инвалидности до 27 лет.

В каких европейских странах инвалиды могут бесплатно пользоваться услугами персональных ассистентов

Германское законодательство гласит, что бесплатно пользоваться услугами персонального ассистента может только человек с тяжелой формой инвалидности. Остальные могут на несколько часов в день нанимать сопровождающего за счет муниципалитета или за дополнительную плату.

Схожая система действует и в Швейцарии, где с недавних пор муниципалитет взял на себя оплату сопровождающих и персональных ассистентов инвалидов, если занятость таких специалистов занимает не более 20 часов в неделю.

Подобное нововведение особенно благоприятно сказалось на семьях с детьми-инвалидами, ведь теперь они смогут вести нормальную жизнь в кругу родных и близких, а не в специализированных учреждениях, как это практиковалось ранее.

В Латвии, где больше 18 тысяч инвалидов нуждаются в помощи персональных ассистентов, услуги таких специалистов тоже можно получить бесплатно. Для этого нужно обратиться в социальную службу самоуправления с соответствующим заявлением и указанием предполагаемой занятости такого ассистента (не более 40 часов в неделю).

Нетрудно прийти к выводу, что правительства практически всех европейских государств серьезно занимаются совершенствованием социальной защиты и обеспечения инвалидов. Новые законы и поправки обязательно учитывают неточности, устраняя их.

К людям с ограниченными возможностями относятся как к равнозначной и неотъемлемой части общества, что освобождает их от физических и психологических проблем.

Источник: https://ria.ru/20170607/1495994209.html

Генезис отношения к детям с ограниченными возможностями

Отношение к детям-инвалидам

Проблемы детской инвалидности относительно недавно стали предметом специальных исследований. Отношение научной и общественной мысли к данной проблеме явилось отражением исторической трансформации отношения общества к инвалидности в целом.

Согласно Большому энциклопедическому словарю термин «инвалид» восходит к латинскому слову Invalidus – слабый, немощный» [1, с. 445].

История развития отношения к детской инвалидности, ведет своё начало от мифов о древней Спарте где, согласно древнему историку Плутарху, сбрасывали немощных детей со скалы. В Древней Греции, где высоко ценилось физическое совершенство человека, детей, у которых при рождении замечались физические расстройства убивали.

В Древнем Риме, как и в Древней Греции, детоубийство младенцев с расстройствами считалось нормой. В тоже время следует отметить, что в Риме разрабатывались способы лечения людей с инвалидностью.

Например «Аристотель изучал глухоту, а Гиппократ пытался лечить эпилепсию».

При помощи методов гидротерапии и физических упражнений разрабатывались методы лечения приобретенных заболеваний, но они были доступны только богатым гражданам.

В Древней иудейской культуре «…ко всем слепым и глухим, вдовам, сиротам и малоимущим относились особенно внимательно» [8, с. 3], детоубийство запрещалось. Однако инвалиды, по-прежнему, считались людьми с печатью греха, именно поэтому им запрещалось посещение религиозных ритуалов.

В эпоху христианства отношение к инвалидам носит амбивалентный характер. Люди с инвалидностью, основываясь на традиции монашества, уходили в монастырь, тем самым обеспечивая себе еду и кров. Создание богаделен, в Турции в IV столетии, служит примером основания благотворительного подхода к людям с инвалидностью [8, с. 3-4].

В тоже время в средневековье инвалидность в целом рассматривалась, как плата за грехи, человека с физическими недостатками, в обществе все избегали и боялись их.

«Некоторые культуры и субкультуры до сих пор связывают инвалидность с чувствами религиозного наказания или вины, стыда, низким социальным статусом и эксклюзией как самого инвалида, так и всей его семьи, даже если подобные чувства уже не базируются на религиозной доктрине» [5, с. 6].

«Для русской культуры инвалиды (юродивые, калеки) традиционно являлись одним из объектов благотворительности и милосердия. Инвалиды, чьё развитие существенно отличались от общепринятой нормы, в православной культуре вызывали чувство жалости, сострадания и сочувствия» [2, с. 41].

В российской истории слово «инвалид» впервые упоминается во времена правления Петра I. Инвалидами назывались солдаты, которые получили увечья во время военных действий, в результате которых не могли нести воинскую службу. Данная традиция пришла в Россию из Западной Европы.

Во второй половине XIX века, к инвалидам стали относить и штатских лиц, которые получили увечья в результате войн. Это объясняется тем, что мирное население все чаще стало подвергаться опасностям во время военных конфликтов.

Активизация исследований проблем инвалидности, её последствий и причин отмечается после Первой и Второй мировых войн, когда инвалидность приобрела массовый характер.

«После Второй мировой войны, в русле общего движения по формулированию и защите прав человека в целом и отдельных категорий населения в частности, происходит формирование понятия «инвалид», относящегося ко всем лицам, имеющим физические, психические или интеллектуальные ограничения жизнедеятельности» [10, с. 6-7].

Следует отметить, что вплоть до второй половины XX века, под инвалидностью понимались все люди с ограничениями жизнедеятельности.

И только в конце 1950-60-х годах наметилась тенденция к дифференцированному подходу к проблеме инвалидности.

Это обусловлено в первую очередь развитием новых знаний об обществе, а также для помощи в оказании услуг различным категориям граждан с инвалидностью [12, с. 11].

Со второй половины XX века, начинает формироваться правовые принципы защиты инвалидов. Генеральная Ассамблея ООН от 20 ноября 1959 года провозгласила Декларацию прав ребенка, определившую ряд принципов по защите детства, среди них такие как:

«Принцип 1 Права должны признаваться за всеми детьми без всяких исключений и без различия или дискриминации по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства, касающегося самого ребенка или его семьи.

Принцип 5 Ребенку, который является неполноценным в физическом, психическом или социальном отношении, должны обеспечиваться специальные режим, образование и забота, необходимые ввиду его особого состояния»[4].

«В Декларации о правах инвалидов принятой резолюцией 3447 (XXX) Генеральной Ассамблеи от 9 декабря 1975 года сказано что: Инвалиды, каковы бы ни были происхождение, характер и серьезность их увечий или недостатков, имеют те же основные права, что и их сограждане того же возраста, что в первую очередь означает право на удовлетворительную жизнь, которая была бы как можно более нормальной и полнокровной» [3].

Статья 7 Конвенции о правах инвалидов, принятой резолюцией 61/106 Генеральной Ассамблеи от 13 декабря 2006 года, специально посвященная детям-инвалидам гласит: «1. Государства-участники принимают все необходимые меры для обеспечения полного осуществления детьми-инвалидами всех прав человека и основных свобод наравне с другими детьми. 2.

Во всех действиях в отношении детей-инвалидов первоочередное внимание уделяется высшим интересам ребенка. 3.

Государства-участники обеспечивают, чтобы дети-инвалиды имели право свободно выражать по всем затрагивающим их вопросам свои взгляды, которые получают должную весомость, соответствующую их возрасту и зрелости, наравне с другими детьми и получать помощь, соответствующую инвалидности и возрасту, в реализации этого права» [6].

Во второй половине XX века, под влиянием общественных движений проводимых в развитых странах, таких как США, Швеция, начинает проводиться политика «деинституциализации». Её основные положения нашли отражение в протесте против закрытых учреждений (институций), где проходили лечение инвалиды.

В противовес этому выдвигалась идея, что инвалиды могут жить, лечиться, получать образование в более мягких условиях (приемные семьи, диспансеры, службы поддержки и т.д.).

Основным понятием процесса деинституционализации было «достоинство риска», что означало что люди, которые освобождались от опеки, имели равные права со всеми остальными членами общества [8, с. 3-4].

«Для России, менее чем для развитых стран западной демократии, характерно влияние на общественное мнение движения за равные права инвалидов, за независимую жизнь и т.д.

, однако имеет большое значение учёт факторов, дифференцирующих российских инвалидов по их отношению к своей инвалидности,, причинам её приобретения, наличия специфичного «пакета» характеристик, обусловливающих положение инвалида в системе льгот и т.д. [7, с. 18]»

В настоящее время сформировались несколько моделей инвалидности. Наибольшее распространение в мировой практике получили две модели: медицинская и социальная.

Главной характеристикой медицинской модели является определение диагноза патологии или дисфункции, инвалидов характеризуют как больных, немощных, которых необходимо изолировать.

С точки зрения медицинской модели, человек с ограниченными возможностями не является полноценным членом общества в силу своего расстройства. Проблемы инвалида, в том числе и социальные, обусловлены его расстройством.

Решение этих проблем возможно лишь при условии компенсации государством инвалидности человека (создание специальных учреждений для инвалидов, выдача инвалидных колясок и т.д.).

С 1981 года — Международного года инвалидов — распространяется движение в пользу социальной модели инвалидности, которая базируется на убеждении, что инвалид является полноценным членом общества вне зависимости от его заболевания.

«С точки зрения социальной модели, состояние человеческого организма может быть по-разному воспринято самим человеком и окружающими и иметь разные последствия для участников взаимодействия в зависимости от их пола и возраста, культурных традиций и социальных условий, то есть контекста рассматриваемой ситуации.

Если это так, то инвалидность можно понимать не только как физиологическую патологию организма, дефект внешнего вида или поведения человека, но и как социальное определение, «ярлык».

Этот ярлык — знание об инвалидности – может приклеить человеку какая-то конкретная социальная система, в которой данное состояние принято считать отклонением от нормы.

Изменив социальное окружение, перейдя в другую социальную группу, мы можем снять с себя этот ярлык или сменить его на другой, который в меньшей степени будет ограничивать наши возможности. Данный подход представляет для нас особую важность, поскольку позволяет представить инвалидность не статичным состоянием, но как процесс ограничения возможностей, причем катализирующая роль приписывается конкретной социальной среде» [11, с. 39].

«Социальная модель подчёркивает, что инвалиды, которые различаются по степени физического или психического недуга, угнетаются обществом за счёт концепта о нормальности.

«Новая» посттрадиционная парадигма инвалидности состоит из ряда социальным моделей инвалидности, считающих, что не индивид, а общество имеет проблему и именно оно должно измениться. Социальные модели признают, что инвалидность существует лишь настолько, насколько она социально конструируется.

Социальные модели инвалидности переносят проблему в коллективную ответственность общества как на макроуровне и на уровне отдельных индивидов» [9, с. 27].

В настоящее время помимо классических: медицинской и социальной, формируется целый ряд иных моделей инвалидности. Наиболее полная картина, на наш взгляд, представлена в работе Думбаевой А.Е., Поповой Т.В. «Инвалид, общество и право», которые предложили следующую классификацию:

  1. Моральная (религиозная) модель.

  2. Медицинская модель:

  1. Классическая медицинская модель;

  2. Реабилитационная модель или модель функциональной ограниченности;

  3. Экономическая модель.

III. Социальная модель инвалидности, которая имеет различные версии:

    1. Материалистическую модель;

    2. Модель независимой жизни;

    3. Модель Нandicap;

    4. Концепция меньшинства;

    5. Психосоциальная модель;

    6. Культурная модель;

    7. Модель человеческого разнообразия.

IV. «Новейшая» парадигма инвалидности [5, с. 6].

Вышеперечисленные модели являются производными моделями от основных — медицинской и социальной моделей инвалидности.

Таким образом, генезис отношения к детям с ограниченными возможностями берет своё начало со времен Древней Греции и продолжает свое существование в различных древних культурах. В российской истории понятие инвалид впервые употребляется во времена правления Петра I.

Активизация исследований проблем инвалидности, её последствий и причин отмечается после Первой и Второй мировых войн, когда инвалидность приобрела массовый характер. Со второй половины XX века, начинает формироваться правовые принципы защиты инвалидов.

В настоящее время сформировались несколько моделей инвалидности. Наибольшее распространение в мировой практике получили две модели: медицинская и социальная.

Помимо классических: медицинской и социальной, формируется целый ряд иных моделей инвалидности которые являются производными моделями от основных — медицинской и социальной моделей инвалидности.

Литература:

  1. Большой энциклопедический словарь. 2-е изд., перераб. и доп. М.: «Большая Российская энциклопедия»; СПБ.: «Норинт», 1997. 1456 с.

  2. Васильева Н.В. Жизненные планы молодых инвалидов: особенности формирования и реализации в современном российском обществе. Дисс….к.с.н., Москва. 2000. С.

    41

  3. Декларация о правах инвалидов Принята резолюцией 3447 (XXX) Генеральной Ассамблеи от 9 декабря 1975 года http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/disabled.shtml

  4. Декларация прав ребенка Принята резолюцией 1386 (ХIV) Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1959 года \\ http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/childdec.

    shtml

  5. Думбаев А.Е., Попова Т.В. Инвалид, общество и право. — Алматы: ТОО «Верена», 2006. 180 с.

  6. Конвенция о правах инвалидов Принята резолюцией 61/106 Генеральной Ассамблеи от 13 декабря 2006 года http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/disability.shtml

  7. Меринова В.Н.

    Особенности интеграции в общество лиц с ограниченными возможностями здоровья. Дисс…к.с.н., Иркутстк. 2007 С. 18.

  8. Социология инвалидности. Электронный учебный курс С. С. Асатрян. – Ставрополь. ГОУ ВПО «СевКавГТУ», 2008. С. 3-4.

  9. Тарасенко Е.А.

    Государсвенная социальная политика в отношении лиц с ограниченными возможностями здоровья (сравнительный анализ на примере Российской Федерации, США и Великобритании). Дисс… к.с.н. Москва. 2005. С. 27

  10. Холостова Е. И. Социальная работа с инвалидами: Учебное пособие. — М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К°», 2006. 240 с.

  11. Ярская-Смирнова E.P. Социальное конструирование инвалидности. Социологические исследования. 1999. № 4. С. 38-45.

  12. Ярская-Смирнова Е.Р., Наберушкина Э.К. Социальная работа с инвалидами. – Спб.: Питер, 2004. 316 с.

Источник: https://moluch.ru/archive/47/5886/

«Отношение к инвалидам — показатель зрелости общества»

Отношение к детям-инвалидам

Отношение к инвалидам — важнейший показатель зрелости общества. Об этом президент Владимир Путин заявил на совещании с членами правительства, посвященном социальной поддержке граждан с ограниченными возможностями здоровья.

По словам главы государства, власть должна заниматься решением этой проблемы на постоянной основе.

Стоит задача сократить бюрократические процедуры и повысить интеграцию инвалидов в повседневную жизнь, добавил министр труда и социальной защиты Максим Топилин.

Социальная поддержка инвалидов — это не проходной дежурный вопрос, подчеркнул на встрече с правительством Владимир Путин. Он отметил, что дело не только в том, что это напрямую касается почти 12 млн россиян. Это касается всего общества, заявил президент.

— Отношение к инвалидам — это важнейший показатель зрелости общества, его консолидации и жизнеспособности. Здоровое общество никогда не допустит пренебрежительного, поверхностного отношения к инвалидам и к людям, которые нуждаются в поддержке со стороны государства в связи с ограничениями по здоровью, — полагает глава государства.

Задавать тон этому отношению должно государство и прежде всего правительство, подчеркнул он. И пообещал держать на постоянном контроле эти вопросы.

Первым о государственных мерах поддержки инвалидов президенту доложил министр труда и социальной защиты Максим Топилин.

— Сокращаем сроки признания инвалидности при оказании паллиативной медицинской помощи. Сейчас мы вместе с Минздравом подошли к окончательной стадии решения этого вопроса. Вот сейчас, когда у нас будет завершена работа над приказом, мы инвалидность будем назначать не в течение 30 дней, а в течение трех, — сказал министр.

По его словам, за 2018 год на 45% увеличилось количество случаев предоставления инвалидности в заочном порядке.

Также был утвержден перечень заболеваний, при которых инвалидность устанавливается бессрочно при первом обращении, а детям — до 18 лет.

В него вошли хромосомные аномалии, в том числе синдром Дауна, цирроз печени, слепота, глухота, слепоглухота, детский церебральный паралич, фенилкетонурия у детей, парная ампутация области тазобедренного сустава.

Высказался по теме и министр науки и высшего образования Михаил Котюков. Он сообщил, что количество инвалидов, поступивших в высшие учебные заведения, в этом году должно увеличиться.

Все темы, которые обсуждались на встрече, являются реальными и требуют дальнейшего развития, отметил депутат Госдумы, председатель Всероссийского общества инвалидов Михаил Терентьев.

— Мы видим, что правительство отработало комплекс мер поддержки инвалидов и выходит с предложениями. И хотелось бы на следующем рабочем совещании услышать доклад Минстроя по теме, которая является болезненной.

Это — доступность жилого помещения, — сказал он. — Правительство понимает, что большой процент инвалидов живет в квартирах, которые нельзя для этого приспособить.

Однако пока источник финансирования для этого не определен, регионы сами изворачиваются как могут.

Член центрального штаба ОНФ, президент пермской краевой общественной организации защиты прав детей-инвалидов и их семей «Счастье жить» Анастасия Гилева рассказала «Известиям» о результатах опроса, который был проведен в Пермском крае среди родителей с детьми-инвалидами. Из его результатов следует, что 76% респондентов считают самым важным лекарственное обеспечение, 64% — санаторно-курортное лечение, а 57% — инклюзивное образование.

— Лекарственное обеспечение — самый сложный вопрос. Федеральный перечень препаратов обеспечивается без сбоя, но там мало препаратов, только жизненно важные.

А есть лекарства, которые улучшают качество жизни инвалидов, их интеллектуальные способности, обменные процессы в организме. Этими препаратами инвалидов должен обеспечивать субъект.

Не все субъекты могут себе это позволить, да и чтобы попасть в реестр субъектов, надо пройти все круги ада, — сказала Анастасия Гилева.

Защита труда

Государство обязано оказывать содействие профсоюзным организациям в отстаивании трудовых прав граждан, заявил Владимир Путин, выступая в этот же день на съезде Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР). При этом о каком-либо давлении или вмешательстве в дела бизнеса «в принципе речь не идет», заверил российский лидер.

— Понятно, что урегулирование вопросов трудовых отношений не бывает гладким, простым, легким. Зачастую интересы работодателей и профсоюзов, отстаивающих интересы наемных рабочих, кардинально расходятся, — констатировал президент.

В ближайшие годы ситуация в экономике и структуре занятости будет меняться, уверен глава государства.

— В связи с этим хотел бы обратиться и к правительству, и к руководителям регионов: необходимо, не откладывая, активизировать работу в формате власть–работодатели–профсоюзы, задействовать возможности трехсторонних комиссий на всех уровнях. Словом, наладить постоянный, заинтересованный, продуктивный диалог, сделать всё необходимое, чтобы не ущемлялись трудовые права граждан, — подчеркнул Владимир Путин.

https://www.youtube.com/watch?v=v8XDITtFUZc

Председатель ФНПР Михаил Шмаков в своем выступлении посетовал, что продолжается процесс ухода капиталов из России.

— Что касается капиталов, которые утекают, они действительно утекали и сейчас утекают, но они и притекают, и всё больше и больше, и в большом объеме, — отреагировал Владимир Путин.

— Я когда‑то говорил, сейчас не буду повторять, предупреждал наших предпринимателей о том, чтобы они не очень‑то рассчитывали на надежность своих вкладов за рубежом, что может наступить время, когда им несладко придется. Вот оно практически наступило.

Крупные инвестиции сегодня приходят в Россию из Кипра и Нидерландов. Это явление глава государства назвал «репатриацией капиталов». По его мнению, это говорит о доверии к российской экономике.

Источник: https://iz.ru/880946/egor-sozaev-gurev-angelina-galanina/otnoshenie-k-invalidam-pokazatel-zrelosti-obshchestva

Семь простых правил общения с детьми-инвалидами

Отношение к детям-инвалидам

Многие десятилетия дети-инвалиды и обычные школьники почти не пересекались благодаря системе интернатов для детей с ограниченными возможностями.

Инклюзивное образование в корне изменило ситуацию, но не может изменить нас самих: мы так долго жили в параллельных мирах, что порой не знаем, как общаться с ребенком, который непохож на остальных. Мне повезло пройти путь от школы-интерната до обычного университета еще до тотальной инклюзии.

Побывав по обе стороны баррикады, могу ответственно заявить: на самом деле все гораздо проще, чем кажется. Сразу уточню: речь пойдет исключительно о детях с физическими недостатками, а не с проблемами психического развития.

Хвалить за реальные достижения

Возможности детей-инвалидов действительно в чем-то ограничены и поэтому нам хочется как можно чаще их хвалить, чтобы поддержать. Парадокс в том, что постоянная похвала таких детей только настораживает. Они-то не считают себя лучше других.

Ребенок-инвалид мечтает о простом: быть на равных с обычными детьми.

Поэтому когда за прочитанное наизусть стихотворение его хвалят в три раза усерднее, чем девочку с соседней парты, это вызывает как минимум недоумение, а в подростковом возрасте и протест: «Вы что меня за дурака тут держите!» 

Ребенка с проблемами здоровья, как любого другого, хвалить стоит только за реальные достижения. А они у каждого свои. «Я, например, в детстве долго не могла научиться лук красиво резать, —  вспоминает Юлия Васильева, инвалид 1 группы по зрению. — Еще было приятно слышать похвалу, когда сюрприз какой-то для мамы сделаешь, даже если это пересоленный салат».

Не говорить о ребенке в третьем лице в его присутствии

Тут всему виной старое представление о том, что перед нами человек не совсем полноценный и он не может полностью отвечать за себя. Между тем, физические недостатки — не синоним умственной отсталости. Поэтому не стоит разговаривать о ребенке так, как будто его тут нет или он не в силах сам сформулировать ответ.

«При встрече с незрячим ребёнком многие склонны не обращаться к самому ребёнку, а разговаривать исключительно с родителями или сопровождающими ребёнка взрослыми, называя ребёнка в третьем лице («он умеет читать?», «налить ему воды?»). Это выходит даже за рамки обычной вежливости, не правда ли?» — говорит Екатерина Чупахина, преподаватель по ориентированию и мобильности для незрячих.

Такое отношение взрослых прямо показывает ребенку, что он — не такой, как другие. Дети-инвалиды, повзрослев, признаются, что не чувствовали себя людьми с ограниченными возможностями до тех пор, как на это им не указало общество. Поэтому будет правильно и вежливо давать таким детям право голоса.

Забыть об излишней опеке

Чрезмерная забота о детях-инвалидах свойственна прежде всего родителям, говорит Екатерина Чупахина. И это не их вина.

Проблема в том, что у нас еще не налажена деятельность специалистов, которые могли бы работать с семьями, где растут эти дети.

«Отсюда идёт гиперопека: родители делают всё за ребёнка, не всегда пытаясь даже научить его самостоятельно одеваться и есть, и полагают нормальным в 9 лет кормить его с ложки. Им нужен специалист, который объяснит:

«Да, ваш ребёнок не видит, но он может делать всё то же, что делают его сверстники, хоть иногда другими способами», — уверена Екатерина Чупахина.

Детям-инвалидам хочется помочь, их действительно бывает жалко, но для начала подумайте: жалеет ли ребенок сам себя? И требует ли он именно такого к себе отношения?

Один мой знакомый, молодой учитель, попал на работу в школу-интернат для детей с ДЦП. В его классе был мальчик, который передвигался с ходунками и то довольно медленно.

Когда весь класс на перемене отправлялся в столовую, преподавателю, как нормальному сильному мужчине, хотелось просто взять парня на руки.

К счастью, он вовремя понял, что этого делать не нужно — ребенок справлялся сам, пусть и не совсем привычным для нас способом.

Не драматизировать на пустом месте

«Так случилось, что из-за слабого зрения эта девочка учится в интернате далеко от дома», —  такой аннотацией открывался раздел со стихами слабовидящей школьницы в одном поэтическом сборнике. Девочка, о которой шла речь, искренне недоумевала, к чему этот высокий слог и какое отношение этот факт ее биографии имеет к стихам?

Отношение к инвалидам, полное драматизма, культивируют СМИ — рассказ об особенном ребенке должен вызывать у читателя слезы. Но в обычной жизни дети с особенностями здоровья меньше всего хотят выделяться и быть героями мелодрам.

Им больше по душе комедии. Мы с подругой, например, с детского сада носим очки с толстыми линзами. При встрече обращаемся друг к другу не иначе как «Привет, очкарик!».

Иногда приходится успокаивать окружающих: нет, это было не оскорбление, а совсем наоборот.

Помнить о личных границах

Нам неприятно, когда на улице нас долго разглядывают незнакомые люди. Ребенок с ограниченными возможностями сталкивается с таким отношением практически ежедневно. А ведь у него, как и у каждого человека, есть право на личные границы.

Иногда мы даже не подозреваем, что нарушаем их.

«У меня плохое зрение, но очки я не ношу. В моем случае они бесполезны, — рассказывает Анна Сизонова, инвалид 2 группы. — И с детства мне постоянно приходилось оправдываться перед взрослыми, отвечать на вопрос: «Почему ты без очков?» Видимо, есть стереотип — и я его ломала».

Свои границы есть и в общении с родителями детей-инвалидов. Довольно часто хочется из лучших побуждений посоветовать им хорошего врача или медицинский центр.

Мне, например, в подростковом возрасте совершенно незнакомые люди, увидев очки, советовали «ехать лечиться в Чебоксары». Вдаваться в объяснения, сколько операций и где мне уже сделали, совершенно не хотелось.

Поэтому если все-таки хочется дать совет (ведь он для кого-то может быть ценным), разговор лучше начать более мягко, например, с фразы: «Вы, наверное, и без меня все это знаете. но…».

Предлагать помощь, когда она действительно нужна

Я все чаще вижу, как обычные прохожие стараются помочь людям с проблемами здоровья в метро, на улице. Видеть это неравнодушие приятно. В то же время сами они признаются, что нередко оказываются в неловкой ситуации, когда помощь не нужна, но ее навязывают.

«Когда я езжу в автобусе, я уступаю место пожилым людям. И если какая-нибудь бабушка замечает, что у меня нет руки, она начинает усаживать меня обратно и говорить на весь автобус: «У вас же нет руки, поэтому садитесь, садитесь». Это смешно, но порою бывает даже обидно», — говорит Анна Пушкаревская, инвалид 3 группы.

Им действительно порой нужна наша помощь, но не всегда эти дети знают, как ее попросить. Сейчас, по словам Екатерины Чупахиной, большим пробелом в реабилитации детей с инвалидностью остается то, что их совершенно не учат об этом говорить. У детей перед глазами просто нет примеров того, как правильно просить помощи в разных ситуациях.

Поэтому бывает, что люди с инвалидностью ведут себя не вполне адекватно с точки зрения обычного человека. «К сожалению, даже в профессиональном сообществе эта проблема пока не осознана», — признается преподаватель.

Возможно, первым шагом к ее решению могут стать отношения с ребенком, основанные на взаимоуважении, чтобы он не стеснялся в конкретной ситуации обратиться к вам с просьбой или сказать, что помощь ему не нужна.

Доверять ребенку

Мы боимся поручать ребенку-инвалиду какую-то работу по дому, опасаемся нагружать его лишними просьбами в школе. Он же из этого делает один очевидный вывод: ему не доверяют. Это так обидно, что запоминается на всю жизнь.

«В детстве бабушка не доверяла мне на кухне. Всё время боялась, что я срежу слишком толстый слой кожуры у картошки.

Когда они с дедом уезжали на дачу, мы с сестрой специально готовы были рано встать, чтобы поэкспериментировать на кухне», — рассказывает сестра Юлии Васильевой — Светлана.

Попробуйте предоставить ребенку больше свободы и самостоятельности. И вы увидите, насколько неограниченными могут быть его возможности.

«Адекватное отношение к людям с инвалидностью станет возможным, когда общение между ними и остальными людьми будет нормой, а не экзотикой, и только если сами инвалиды будут вести себя в соответствии с нормами поведения, принятыми в этом обществе», — резюмирует Екатерина Чупахина.

В общем-то, рецепт общения с особенным ребенком довольно прост: ведите себя с ним так, как вели бы с любым другим ребенком. Но принять эту простую истину бывает сложно.

Источник: https://pedsovet.org/beta/article/sem-prostyh-pravil-obsenia-s-detmi-invalidami

Судебный вердикт
Добавить комментарий