Где учиться инвалиду?

Мама ребенка-инвалида: учиться в обычной школе – самый сложный путь

Где учиться инвалиду?

Мама девочки-колясочницы, которая учится в обычной школе, рассказала Sputnik о том, какими требовательными бывают первые учителя и что нужно сделать, чтобы таких ребят воспринимали на равных.

В Беларуси уже давно на законодательном уровне существует интегрированное обучение, при котором детям с инвалидностью разрешено заниматься с теми, у кого ее нет. Тем не менее, многие ребята продолжают учиться дома или в спецшколах.

Sputnik встретился с минчанкой Ольгой Стефняк, чья дочь с ДЦП посещает обычную 130-ю школу, и узнал, насколько это легко.

Тяжелый «климат»

Дочери минчанки Ольги Стефняк учатся в восьмом классе обычной школы №130. Однако прежде им пришлось пройти долгий и сложный путь, полный разочарований.

Ну, а если начать сначала… 16 лет назад у женщины случилось и горе, и счастье одновременно. У нее родились долгожданные двойняшки, но обе получили родовые травмы. У Юли, первой из двойни, оказалась более тяжелая форма инвалидности: она передвигается на инвалидной коляске.

Мама девочек признается, что тогда решила не замыкаться в своем горе, а идти вперед и сделать так, чтобы ее детей воспринимали на равных. Так восемь лет спустя они оказались в первом классе 130-й школы.

© Photo : из личного архива семьи Стефняк

Юля и Лена Стефняк в первом классе (крайние справа в первом и втором ряду)

Стоит отметить, по закону интегрированные классы открываются по заявлению родителей. В класс с девочками пришли еще двое ребят с нарушением опорно-двигательного аппарата.

В то время, вспоминает собеседница, школа не была готова к особенным ученикам. Не было раздаточного материала, не проводили занятия ЛФК. Но больше разочарований вызвал сложный внутренний «климат».

Так, из-за проблем со здоровьем маленькая Юля не могла сидеть за партой весь день. Какое-то время ей нужно было стоять за стендером.

Учитель строго предупредила сверстников, чтобы они не смели смеяться над ней, – и посыпались издевки… не принимали сестер, и попытки учителя и директора школы это исправить оказались тщетны.

Но были и хорошие моменты. Юле во время уроков также было необходимо стоять у поручня. Однако находиться одной у белой пустой стены – очень неинтересное занятие. Ее мама придумала сделать интересную интерактивную стену. Нарисовала эскиз и получила одобрение директора.

© Photo : из личного архива семьи Стефняк

Интерактивная стена

Равнодушие или малодушие?

К сожалению, найти общий язык с преподавателем тоже оказалось нелегко. Половину сентября и октября из-за процедур девочки редко присутствовали на занятиях. Но все уроки они усердно выполняли дома.

© Sputnik / Виктор Толочко

Сестры хорошо учатся: семья бережно хранит целую стопку благодарностей и похвальных грамот

«В школу мы пришли с исписанными тетрадями и отдали их на проверку учителю. Дети очень ждали похвалы, ведь, несмотря на занятость и усталость, они проделали колоссальную работу, но получили в ответ только критику, мол, не соблюдены критерии отступа клеточек между работами», – говорит собеседница агентства.

С Юли спрашивали, как с обычного ребенка, невзирая на паралич рук. Плохую каллиграфию из-за спастического подергивания всегда подчеркивали как помарку.

Однажды двойняшки пришли из школы с классной работой, которую выполнили на листочках. Выяснилось, что тетради, которые Ольга приобрела для них в начале года, лежат в шкафу в классе. Разумеется, неходячий ребенок не может их взять без посторонней помощи.

«Мы уже перестали расстраиваться из-за мелочей, когда девочек не приглашали на мероприятия класса. Сами они старались побыть в коридоре с помощником воспитателя, к одноклассникам они больше не хотели идти», – отмечает Ольга.

Ни пройти, ни проехать

Из-за долгих непониманий с учителем минчанка приняла решение во втором классе перевести девочек на надомное обучение. Такой шаг был вызван и тем, что в районе долгие годы между школой и домом были две огромные лестницы, которые не преодолеть на инвалидной коляске. А зимой дорожки не чистятся.

Тем не менее, Ольга не теряла надежды интегрировать детей в школьный коллектив. Летом отдала их в школьный лагерь. Это была очередная ошибка, признается она.

«В то время, когда все ребята играли, Юля и Лена просто сидели в классе и ходили только на обед. Через пять дней дети отказались идти в школьный лагерь. И я их больше туда не повела», – рассказывает их мама.

Старшая школа

Пробыв две четверти дома, девочки вернулись в школу, и на этот раз у них была хорошая педагог. Но в старших классах снова появились трудности. Не все преподаватели, как выяснилось, владеют информацией по поводу инвалидности.

«Если у школьника нарушена моторика и он медленно пишет, то надо дать ему возможность отвечать на карточках или устно. Иначе это вызывает у него стресс. Юля, если понимает, что не успеет написать, начинает сильно волноваться и делает ошибки, которые ей несвойственны», – поясняет собеседница агентства.

© Sputnik / Виктор Толочко

Девочки все делают вместе: на стенах — сертификаты об окончании курсов бизнеса и фотографии, а также свидетельствующие о полученных сестрами премиях за высокие достижения в учебе и творчестве

Да и безбарьерная среда в школе оставляет желать лучшего. Лифт работает не всегда, санузел не до конца переоборудован, а в некоторых кабинетах – высокие пороги.

Недавно в классах установили видеокамеры, чтобы дети, которые отсутствуют, могли дистанционно посещать занятия. Но они часто не работают или отсутствует звук.

А в прошлом году якобы за ненадобностью часы учителя-дефектолога решили резко сократить, хотя их и так немного. Но семья Стефняк свои часы отстояла. Ольга отмечает, что только учитель-дефектолог может правильно организовать взаимодействие особенного ребенка с учителями и одноклассниками.

Сложный путь

Ольга признается, что желает только одного – чтобы ее дети учились в школе и имели друзей.

«Интеграция необходима! Только нужно создать специальные условия и сформировать правильное отношение к детям-инвалидам.

Интеграцию можно построить на достоинстве таких ребят – умении рисовать, петь… Я неоднократно подходила к руководству школы с таким предложением.

Мне кажется, пока родители «толкают» интеграцию, что-то делается, а по собственной инициативе школа ничего делать не будет. Движущей силой быть очень сложно, так как ты воспринимаешься, как скандалист», – отмечает она.

© Sputnik / Виктор Толочко

Ольга Стефняк с дочерьми — Юлей и Леной

Учиться в обычной школе – самый сложный путь, которым могут пойти семьи с ребенком-инвалидом, резюмировала собеседница.

Получить комментарии у директора школы и в комитете по образованию Мингорисполкома Sputnik не удалось.

Источник: https://sputnik.by/society/20170704/1029602641/mama-rebenka-invalida-uchitsya-v-obychnoj-shkole-samyj-slozhnyj-put.html

Куда пойти учиться инвалиду

Где учиться инвалиду?

Лифты. Есть почти в каждом корпусе. Обычно — в числе не менее 4-8 на этаж.

Поликлиника МГУ. Как раз здесь проходит лечебная физкультура для инвалидов. По совместительству — мучильня студентов, пока им обязательно нужно проходить медосмотры. А забьешь — не поставят «зачет» по физре.

А возле главного здания есть вот такой переходик через дорогу. Кстати, вот ну ни одного человека в инвалидной коляске я на территории никогда не видел)

Химфак. Просто пологая лестница. Физфак — абсолютная копия.

Вход в первый учебный корпус гуманитарных факультетов на новой территории. Там справа — подъемчик для колясок.

Тот же переход. Вид с подъема для колясок.

Подземный переход, соединяющий старую и новую территории МГУ.

Хотите покушать в одной из столовых главного здания — извольте спуститься по такой лестнице. Или искать обходной путь.

А вот клубный вход (не парадный, но основной для студентов) в главное здание — это ступеньки. Много ступенек.

Боковые входы в главное здание оснащены наклонными плоскостями. Правда, как зайдешь, придется преодолевать крутую лестницу.

О социальной защите инвалидов говорят очень много. Но что же реально делают? Как становятся студентами и как учатся люди с ограниченными возможностями? «Gaude» узнал об их положении в МГУ им. Ломоносова.

Поступить? Легко..

Дети-инвалиды, инвалиды I и II групп поступают в МГУ на бюджет вне конкурса(касается и магистратуры): достаточно подать документы и сдать на положительную оценку внутренний экзамен. Кстати, есть возможность, если не писали ЕГЭ, сдать все в университете. Также есть возможность отправить все документы по почте.

….Но не совсем!

По информации от зам. главврача поликлиники МГУ Светланы Георгиевны Лариной, на ряд специальностей путь лицам с ограниченными возможностями закрыт.

Такие факультеты, как биологический, географический, геологический, почвоведения, биоинженерии и биоинформатики не пропускают инвалидов дальше медосмотра, который каждый абитуриент должен пройти после экзаменов.

Почему? В их учебный план входит обязательная практика, которая проходит в полях, лесах и горах летом, в жару, с тяжелыми физическими нагрузками.

С другого ракурса — факультеты с потенциально вредными условиями обучения: физический, химический, физико-химический. Сюда не берут тех, у кого проблемы с дыхательной системой, печенью.

Есть и положительный момент: например, философский, юридический(кроме некоторых специальностей) и механико-математический факультеты могут принять к себе абсолютно незрячих.

После поступления

Процесс предоставления большей части льгот решается на факультете через учебную часть или профком.

Во время обучения инвалиды I и II групп получают социальную стипендию, повышенную материальную помощь в конце семестра.

На занятия физической культурой, в зависимости от решения врачей, такие граждане либо ходят в поликлинику на лечебную физкультуру, либо вообще от нее освобождаются. В остальном, инвалиды обучаются наравне с остальными.

Кстати, любой студент-бюджетник может бесплатно отправиться на лечение в профилакторий МГУ.

Инфраструктурно все корпуса университета устроены так, что почти куда угодно можно попасть и на инвалидной коляске — повсюду есть наклонные плоскости, почти нет бортиков. Лифты также довольно просторные.

Мнения

Достаточно ли того, что предоставляет университет — решать не мне. Предоставлю слово тем, кому, собственно, посвящена эта статья.

Ирина

На самом деле, в университете проблем особо нет. Проблемы были в школе, и связаны с малой сообразительностью людей — в универе же все нормально. К стипендии, еще, к сожалению, деньги уже не добавляют — 3 группа, не положено.

Дарья

У меня врожденная структурная миопатия.

Неудобно, когда часть занятий проходит в одном корпусе, а на другие приходится идти через половину территории.

Также огорчает, что в общежитии часто ломаются лифты и приходится подниматься на 9 этаж по лестнице, что и здоровому человеку не доставит удовольствия.  Из положительного — есть реабилитационная программа.

Это курс специально подобранных упражнений, отдых и поддерживающий курс в клиническом санатории, ортопедический матрац.

Хочу сказать, что нельзя описать словами, как важно для меня обучение в МГУ. Хотя баллы ЕГЭ у меня довольно высокие, но без льготы на бюджет я бы не прошла. Я хочу обратиться к тем, кто считает, что «из-за этих тупых инвалидов нормальным на бюджет не пройти». Во-первых, не стоит забывать, что кроме инвалидов есть еще и другие виды льготников.

Во-вторых, впоследствии многие льготники учатся с большим желанием и большими результатами, чем некоторые стобалльники.

Я по себе знаю, насколько тяжело дается учеба людям с ограниченными возможностями (те же ЕГЭ сдавая, например, диабетику приходится постоянно замерять сахар и делать уколы инсулина) и как ценно получать именно таким людям хороший диплом, чтобы хоть сколько-нибудь облегчить себе дальнейший путь трудоустройства.

Люди, не судите так категорично, особенно те, кто поступил и имеет счастье учиться, будучи здоровым.

А друзьям по несчастью хочется пожелать никогда не опускать руки и иметь огромный запас терпения и сил, чтобы преодолевать все новые и новые трудности!

Источник: http://gaude.ru/node/5173

Люди с ограниченными возможностями здоровья зачастую не могут получить школьное образование. Государство, объявившее о том, что оно стремится к идеалам демократического общества, инклюзивное образование так и не внедрило. Детей с инвалидностью сделали просто изгоями.

Есть и вовсе парадоксальные случаи: аттестат об окончании девяти классов у человека с ОВЗ есть, а читает и пишет он с трудом. Так случилось с Айпери. У нее детский церебральный паралич. Девушке уже 23 года. Но читает она лишь по слогам. Занимается с девушкой волонтер — Назгуль Кулова.

Свою историю Айпери рассказала редакции Kaktus.media.

— Как и других обычных детей меня отправили в школу в первый класс. Мне тогда было восемь лет. Приняли меня другие дети там не очень хорошо. Учителя тоже. До 14 лет я сидела в коляске. Первые полгода училась с большим азартом: мне так нравилось что-то узнавать. Я сама поднимала утром родителей, потому что мне надо было идти в школу.

Инвалид? Сиди дома.

Не знаю как так получилось, но однажды я опоздала в школу. Что-то было связано с состоянием здоровья. Когда я зашла в класс, учительница сказала: «Если ты инвалид, сиди дома. Ты задерживаешь класс, моих учеников. Не можешь учиться, сиди дома, как тебе полагается».

Было очень неприятно, но этот день я досидела. Я плакала, но сидела. Когда пошла домой с родителями, то категорично им заявила, что учиться больше не буду. Идти в школу на следующий день я отказалась. Сначала я не говорила по какой причине, и родители меня ругали. Но мне было все безразлично. Потом я все-таки сказала маме. Она поплакала и сказала: «Хорошо». Так я в школу и не пошла.

В конце года учитель, которая произнесла эти слова, пришла и попросила прощения у моей мамы. Не у меня! У мамы.

Директор тоже приходил и извинялся перед родителями. Мама просила вернуться в школу, но я отказалась. Закрыла дверь и никого не пускала. Меня перевели на домашнее обучение: училась я кое-как. Учителя приезжали в неделю два-три раза. Объясняли, что-то читали. Но я рвала книги, тетради. Не хотела учиться вообще.

Сменила школу

Потом мы переехали из села в Бишкек. Я пошла в другую школу. Мама заставила. Села в четвертый класс. меня приняли хорошо. Ну как я училась? Ходила туда, чтобы родители не ругали. Интереса к учебе не было вообще никакого. В ушах все время звучало, что я инвалид. К тому же я случайно услышала разговор учителей, что я хуже всех учусь, хотя мне уже много лет.

Тогда я попросила маму снова перевести меня на домашнее обучение. Мне пошли навстречу. Учителя приезжали когда как — в неделю два раза, в три недели раз. Как получалось, так и приезжали. Я не занималась вообще. Интерес так и не появился.

Я все время думала, что я больная и образование мне незачем. Так получается формально я закончила девять классов. Получила документы. Потом спросила у директора, могу ли я продолжить обучение в 10-м и 11-м классе.

И он сказал, что дальше можно пойти в профтехучилище.

Я состою в организации «Назик кыз». Как я туда попала? У меня тогда был такой период, когда ничего не хотелось в жизни, да и жить не хотелось.

Пошла в больницу и мне лечащий врач дала книжку с номерами организаций, где помогают таким как я. Врач сказала, что я не первая и не единственная. Позвони кому-нибудь. Я выбрала Укей Мураталиеву.

Я с ней познакомилась и с этих пор она мне помогает и поддерживает.

Увидев пример Укей Мураталиевой, у меня появилось желание жить, поступить в вуз. У человека с образованием больше перспектив в будущем. Больше возможностей реализовать свои цели. Раз возможности с детства особенные, то и с ними можно жить и много добиваться.

Я начала искать учителей, волонтеров, кого угодно, чтобы меня начали учить. Я пошла на компьютерные курсы, выучила все зрительно. Потом я нашла Назгуль — волонтера, которая согласилась мне помочь. Я читаю по слогам. Я умею считать: прибавлять, отнимать. Таблицу умножения не знаю.

Я знаю трех-четырех девушек, которые также получили образование лишь документально. Они чуть лучше умеют читать. Но не проходили, к примеру, химию, биологию. Учителя также иногда приезжали: учили читать и писать. Таких очень много. Просто никто не хочет об этом говорить, потому что стыдно.

Я мечтаю стать психологом и помогать другим девушкам с особенностями здоровья. Когда я лежала в больнице, то в палате была еще одна девушка, которая не хотела жить. У нее была попытка суицида.

Но ни один врач не спросил у нее: что случилось? Что ее к этому подтолкнуло. Все ее только обижали. Тогда я решили стать психологом. Это и пример Укей меня сподвигло идти к своей мечте. Сейчас я ценю себя, свою жизнь, родителей, люблю все, что я делаю.

Если мы не примем, что мы особенные, плохо будет только для нас!

Сейчас девушки с ОВЗ, лишенные образования, нуждаются в волонтерах для обучения. Желающие помочь могут связаться с Назгуль Куловой — (0772) 73-12-01 или самой Айпери — (0703) 43-72-79.

Источник: https://kaktus.media/doc/364565_esli_ty_invalid_sidi_doma._pochemy_devochka_s_ovz_perestala_ychitsia.html

Судебный вердикт
Добавить комментарий